Живопись и скульптуру XX века из коллекции Хейди Хортен впервые показывают в Вене

В музее Леопольда в Вене открылась выставка «WOW! The Heidi Horten Collection». Более 170 произведений знаковых художников XX века из собрания австрийской миллиардерши Хейди Хортен теперь доступны не только ее семье и друзьям – до конца июля у публики есть шанс увидеть и оценить одну из самых закрытых частных коллекций.  

Выставки частных коллекций проходят достаточно регулярно, но всегда вызывают повышенный интерес: сама личность собирателя так же привлекает внимание, как и обычно скрытые от зрителей произведения искусства. Выбор коллекционера, если он самостоятельно принимает решение о покупке, может многое рассказать о его характере и пристрастиях. Про Хейди Хортен с одной стороны известно достаточно многое – она щедрый филантроп, обожает охоту, яхты и поддерживает хоккейный клуб, но с другой стороны информация о её жизни крайне скупа. Что касается коллекции, то доступ к ней  имели только избранные, и выставлять ее в музее она не собиралась.

 

Периодически возникали слухи: то Хейди приобрела Климта и Уорхола, то продала почти 36-каратный бриллиант из баварской короны на аукционе Christie’s за $24 млн. Хейди всегда действовала решительно, зачем ей драгоценности, если её главная страсть – изобразительное искусство и хоккей?

 Хортен старается сохранять приватность, редко дает интервью и не любит появляться перед СМИ. Но, несмотря на это, для музея Леопольда она сделала исключение и разрешила отобрать для экспозиции больше половины своего собрания – произведения семидесяти пяти художников (от модернизма до поп-арта) среди которых Климт, Шагал и Киршнер, Матисс и Шиле, Миро и Пикассо, Бэкон и Фрейд, Марк Ротко и Герхард Рихтер.

Коллекция - всегда отражение вкуса конкретного человека, а в случае с Хортен она особенно интересна тем, что демонстрирует художественные предпочтения женщины,  которая может позволить себе купить практически все.

Интересно вспомнить, миллиардершу и потомственную аристократку Алисию Копловиц, считающуюся самой богатой женщиной Испании.  Её художественное собрание первый раз показали публике в 2016 году в парижском музее Жакмар–Андре, который Копловиц лично выбрала в качестве выставочной площадки. Чтобы увидеть 53 шедевра из закрытой коллекции, испанцы специально покупали тур во Францию – на родине проведение выставки не планировалось. Маркиза Копловиц рассказывала в интервью, что совершает покупку, если чувствует эмоциональную близость с произведением, а авторство и значимость работы для нее вторично. Возможно поэтому, в ее собрании так много женских лирических портретов, в том числе кисти Гойи, Модильяни, Эгона Шиле, Тулуз-Лотрека.

Художественный вкус Хейди Хортен формировался во многом под влиянием супруга. В 1959 году юная Хейди трудилась секретаршей, но эффектная внешность позволяла ей время от времени подрабатывать моделью. Случай решил её судьбу: в австрийском баре 19-летняя девушка познакомилась с Хельмутом Хортеном- владельцем одной из крупнейших сетей супермаркетов в Германии и ряде других европейских стран. Несмотря на разницу в возрасте почти в 30 лет, супруги счастливо прожили в браке с 1966 года до кончины Хельмута в 1987 году.

Хейди Хортен и ее муж начали собирать свою коллекцию произведений художников немецкого экспрессионизма в 1970-е годы. Оставшись вдовой, Хайди решила продолжить коллекционирование, уже основываясь только на своих предпочтениях. Роскошный образ жизни мужа Хейди Хортен переняла достаточно быстро, но смерть супруга не сказалась на её финансовом положении. Проявив недюжинные деловые способности, она приумножила доставшееся ей в наследство в 1 миллиард долларов более, чем в три раза!

Хортен были неинтересны тенденции арт-рынка 1990-х годов, она твердо решила сосредоточится на современных художниках, нео-экспрессионизме и американском поп-арте. Конечно, если ей предлагали произведения «родных» Климта и Шиле, Хортен приобретала их не раздумывая.

 

 

Сейчас коллекция Хортен насчитывает около 300 картин, графических работ и скульптур самых известных мастеров XX века. Куратор выставки Агнес Хусслейн-Арко – экс-директор музея Бельведер – решила следовать традиционному показу коллекции -выстроить экспозицию в хронологической последовательности, создав таким образом некую альтернативную историю искусства XX века по версии Хортен.

Самые ранние полотна – «Автопортрет» Эдварда Мунка» (1904), «Сад Анны Вид» (1907) Эмиля Нольде и «Желтая маска» (1910) Макса Пехштайна, «Красные обнаженные» (1912) Эрнста Людвига Кирхнера и «Две женщины перед магазином шляп» (1913) Августа Маке. Известный по многочисленным репродукциям пейзаж Густава Климта – «Церковь в Унтерах на озере Аттерзее» (1916) висит в том же зале, что и «Портрет девушки» (1912) кисти Эгона Шиле, на котором художник изобразил свою возлюбленную и натурщицу Валли Нойциль. Марк Шагал представлен трогательными целующимися «Любовниками» (1916) исполненными в голубой гамме, а Пабло Пикассо натюрмортом «Ветка томатов» (1944), выпуклый «Голубой рельеф» принадлежит Иву Кляйну (1958), а огромные яркие «Цветы» (1964) Энди Уорхола завораживают не меньше, чем «Этюд для Портрета Генриетты Мораес» (1964) Фрэнсиса Бэкона. Сказочная «Лесная сцена» (1980) Роя Лихтенштейна соседствует с «Красным Савоем» Жана Мишеля Баския (1983), а разноцветные круги Дэмиена Херста и «Аммониум биборат» (1993) с одной из его картин серии «Вращения», созданной путем выливания краски на вращающийся холст.

Какое впечатление оставляет коллекция Хортен? Пожалуй, самое лирическое и спокойное произведение – это вынесенные на всю рекламу выставки «Любовники» Марка Шагала, но их лица напоминают комбинацию инь и янь – вечное движение и противоборство. Хортен приобретает яркие, экспрессивные работы, в которых будто заключена энергия и цвет, стремящиеся выйти с полотен и подчинить себе окружающее пространство. Собрание под стать своей неутомимой хозяйке, которая не мыслит свою жизнь без постоянного развития. Летом 2015 года в возрасте 74 лет Хейди Хортен вторично вышла замуж -  за австрийского аристократа Кари Гесса и всё время продолжает активно работать, диктуя бизнесу свои правила.

Любовь Пуликова. Опубликовано в журнале Departure